С 1910 года трудился в горбольнице врач Иван Михайлович Шуцкий, верный помощник хирурга Руднева, начинавший свою деятельность инфекционистом.

С 1922 года приступил к работе в горбольнице окулист Михаил Павлович Киркинский, родившийся в 1874 году в семье священника. Образование он получал в духовном училище, затем в семинарии. В 1902 году окончил медицинский факультет Томского университета, получил диплом с отличием. Сначала работал сельским врачом, а после специализации в Еленинском институте, а затем в Одессе, занимался глазной практикой с 1910 года. Был в армии, демобилизован в 1919 году. В 1921 году приехал в Барнаул, работал окулистом детских домов до 1922 года. Репрессирован в ноябре 1937 года.

В коллектив врачей в 1921 году влилась первая женщина-врач - Мария Петровна Синицына. Родилась она в 1890 году в Змеиногорске, в семье горнорудного служащего. Окончив медицинский факультет 2-го московского университета в 1921 году, она до самой смерти (1949 г.) работала инфекционистом в горбольнице. Мария Петровна Синицына - родоначальник врачебной династии. Дочь ее - Наталия Александровна Ильницкая, Заслуженный врач РСФСР, с 1948 по 1988 годы работала в горбольнице гинекологом, заведуя гинекологическим отделением с 1950 по 1981 год. Внучка Марии Петровны, Татьяна Борисовна Барышева, врач в третьем поколении. Закончила в 1974 году АГМИ, на протяжении 15 летработала в горбольнице терапевтом. С 1978 по 1980 годы обучалась в клинической ординатуре по терапии в г. Москве. В 1988 году перешла на работу в кардиоцентр, где и работает до настоящего времени врачом функциональной диагностики. Ветеран труда.

Стаж работы этой врачебной династии - 106 лет. Из них 79 лет отдано горбольнице.

Сохранившаяся автобиография, написанная рукой Марии Петровны Синицыной, - уникальный документ жизнеописания. Мы приводим его полностью…

В архиве горбольницы сохранился приказ-благодарность (17.02.47 г.) М.П.Синицыной в связи с ее трудовым юбилеем: «Исполнилось 25 лет работы в горбольнице Марии Петровны Синицыной.

За четверть века не только работа в инфекционном отделении горбольницы, но и борьба с эпидзаболеваниями по всему Алтайскому краю неразрывно связана с ее именем. За 25 лет Мария Петровна в различных условиях руководила борьбой с многочисленными и разнообразными инфекциями, всегда и везде показывала пример трудовой дисциплины. За время своей врачебной деятельности Мария Петровна вырастила не один десяток врачей и медсестер, обучив их не только профессиональным навыкам, но и воспитывая у них повседневное чувство профессионального долга. Своим чутким отношением и высокой врачебной квалификацией Мария Петровна Синицына завоевала глубокое уважение и любовь многих тысяч своих пациентов. За отличную работу на протяжении 25 лет объявляется благодарность и премия ценным подарком».

Умерла Мария Петровна Синицына скоропостижно 28 июня 1949 года. В приказе № 187 от 06.07.49 г. сказано: «Заведующую 1 инфекционным отделением Синицыну М.П. в связи со смертью исключить из списков сотрудников». В праздничном приказе к 1 мая 1949 года ей была объявлена в последний раз благодарность за хорошую работу.

Много лет проработали в больнице (20-е годы): Василий Иванович Кучин - инфекционист, Михаил Петрович Митров – инфекционист; сподвижник Нила Михайловича Руднева врач-гинеколог Калошо, заведующий гинекологическим отделением, репрессированный в 1937 году.

Незаменимым помощником Н.И.Руднева, а позже и других заведующих хирургическим отделением, была Евгения Александровна Гардер - старшая операционная медсестра, воспитавшая плеяду хирургических медсестер. Медсестры - ветераны с благодарностью и добром вспоминают своих наставников: Евгению Александровну Гардер, Ираиду Анатольевну Пиджакову, первую из медработников горбольницы, награжденную орденом «Ленина» в 1949 году.

IV Горбольница 30-х годов.

С историей городской больницы связаны имена корифеев хирургической службы - Константина Ивановича Зерова и Александра Николаевича Чеглецова.

К.И.Зеров, 1897 года рождения, с 1919 по 1921 годы участвовал в боях с басмачами в качестве фельдшера Туркестанской дивизии Красной Армии. В 1924 году окончил медицинский факультет Томского университета и с 1924 по 1926 годы был старшим врачом Енисейского округа. Основам хирургии учился у доктора Руднева, работая с 1926 по 1930 годы ординатором хирургического отделения горбольницы и совмещая в тюремной больнице исправительно-трудового дома. С 1930 по 1934 годы работал за пределами Барнаула: год - заведующим планово-организационным отделом Новосибирского облздравотдела и 2 года - главным врачом и зав. хирургическим отделением Анжеро-Судженской больницы. В 1934 году возвращается в Барнаул и окончательно связывает свою жизнь и деятельность с этим городом.

Так случилось, что Константину Ивановичу пришлось и возглавлять горбольницу, но натура хирурга-практика заставляла его вновь и вновь уходить с должности главного врача в хирургию. Так, 9 сентября 1937 года Зеров стал главным врачом горбольницы, приняв ее от Лаврентия Капитоновича Афанасьева, но 11 ноября 1938 года вернулся на должность заведующего хирургическим отделением. Больницу принял Александр Вячеславович Баранов, хирург. Но его вскоре перевели заведующим Алтайским крайздравотделом (февраль 1939 года), а в апреле 1941 года А.В.Баранов переехал в Литву. Временно - с 15 февраля 1939 главным врачом горбольницы назначается доктор Сергей Константинович Веселицкий, а с 29 мая 1939 года К.И.Зеров. Лишь 20 июля 1939 года дела были переданы вновь назначенному главному врачу Владимиру Семеновичу Норкину. А К.И. Зеров в январе 1940 года уезжает на 4 месяца на усовершенствование в Москву, по возвращении продолжает возглавлять хирургическое отделение.

С первых дней войны К.И.Зеров в армии: с 1941 по 1942 годы онглавный хирург эвакогоспиталей Алтайского края, с 1942 по 1946 годы - врач 150-ой Сталинской дивизии. Завершил войну на Дальнем Востоке. В 1946 году вернулся в горбольницу на должность заведующего хирургическим отделением; с 1946 по 1949 годы возглавлял крайздравотдел, а затем до конца своей жизни работал главным хирургом Алтайского края.

К.И.Зеров проводил активную просветительскую работу, посвященную борьбе с онкозаболеваниями; на страницах газеты «Красный Алтай» выступал за создание противоракового пункта при горбольнице; на заседаниях постоянной комиссии при окрздраве с участием общественности не раз вносил предложения об организации и осуществлении санпросветработы в связи с онкологическими заболеваниями. В своей статье «Работники окрздрава и общественность забыли о большой социальной болезни - раке» призывает медиков и общественность обратить внимание на профилактику онкозаболеваний. Позже эти идеи доктора Зерова воплощаются в жизнь. В 1936 году, благодаря его многолетним хлопотам, открывается онкопункт по ул. Никитина, 77 (прототип онкодиспансера, но без коек). К.И.Зеров предвидел будущее наступление медицины на рак. Несколько позже, 5 мая 1936 года Народный комиссариат здравоохранения издает приказ № 328 о борьбе со злокачественными заболеваниями, который открыл и облегчил путь для претворения замыслов талантливого врача.

В 1934 году после 2-х-недельной стажировки в Москве Константин Иванович вместе с доктором А.Н.Чеглецовым, впервые на Алтае, произвели прямое переливание крови. Ассистировала им медицинская сестра Евгения Александровна Гардер. Позже, в связи с развитием донорства, 10 апреля 1938 года появился приказ №103, гласивший: « Выплачивать временно, до развертывания краевого филиала, медсестре, как и заведующему, донорским пунктом, по 150 руб. Операционным медсестрам Гардер, Чернышевой - по 50 руб., сиделке Кузнецовой - 25 руб., лаборантке Никольской - 75 руб., донорам за кровь - по 50 коп. за 1 мл».( Для примера, главный врач тогда получал 720 руб., начмед - 480 руб. в месяц).

В 1939 году К.И.Зеров открывает в горбольнице краевую станцию переливания крови и становится ее заведующим с правом распоряжения кредитов. В дальнейшем он открыл пункты переливания крови в Горном Алтае. Заведующим станцией переливания крови позже назначен А.Н.Чеглецов.

К.И. Зеров был очень добрым и мягким человеком. Интеллигент и большой эрудит. Любил поэзию, мог часами наизусть читать стихи А.Ахматовой, М.Цветаевой, Б.Пастернака, чем приводил в восхищение и удивление молодых врачей. Умер скоропостижно 25 марта 1963 года.

Не менее значимо в развитии медицины на Алтае имя Александра Николаевича Чеглецова.

А.Н.Чеглецов родился 12 ноября 1906 года в г. Красноярске в семье служащих. Из автобиографии, написанной А.Н.Чеглецовым 24 января 1951 года, известно, что в 1922 году после окончания школы на ст. Зима он поступил на медицинский факультет государственного университета г. Иркутска. В 1927 году на последнем курсе, как отличник учебы, был приглашен на хирургическую кафедру, где проработал шесть месяцев и вел научную работу по теме «О стерильности хирургического материала». С июля 1927 по август 1928 года заведовал врачебным участком в с. Тасеево Канского округа, где и начал заниматься хирургической деятельностью. С августа 1928 по июнь 1929 года работал заведующим врачебным участком в с. Шало Красноярского округа и продолжал заниматься хирургией. В 1929 году после курсов повышения квалификации в г. Томске, Красноярский окрздравотдел назначил его заведующим районной больницей и хирургическим отделением в г. Енисейске Красноярского округа. Проработав здесь до 1933 года, получил хорошую хирургическую практику: провел более 6 тысяч операций, в том числе на желудке, печени, селезенке, почках, кишечнике. Здесь же написал первую научную работу «Модификация троакара» («Врачебная газета», 1933, №1).

В 1933 году переехал в г. Барнаул и устроился ординатором хирургического отделения Барнаульской горбольницы. В 1938 году по совместительству был назначен главным врачом скорой помощи. А в 1939 году возглавил отделение неотложной хирургии с травматологическими койками. В это время он активно занимается проблемой пластики филатовским стеблем, выступает с докладами на научных конференциях в г. Новосибирске и на заседаниях научного общества врачей г. Барнаула.

В сентябре 1941 года мобилизован в Красную Армию, служил сначала ведущим хирургом медсанбата, затем во фронтовом госпитале № 394. За участие в Великой Отечественной войне награжден двумя орденами «Красная Звезда», орденом «Отечественной войны» 2-ой степени, медалью «За победу над Германией» и медалью «За оборону Ленинграда». В эти годы сделал ряд докладов на армейских и фронтовых съездах хирургов, подготовил две научные работы: «О шоке в войсковом районе» (напечатана в трудах Волховского фронта), «О лечении огнестрельных остеомиелитов» (в трудах 3 Прибалтийского фронта). Демобилизовавшись в августе 1946 года, вернулся в Барнаул на прежнюю должность.

Наиболее часто проводимые им операции – ушивание ран сердца, эзофагопластика, тотальная резекция желудка, резекции долей печени. На протяжении двух лет А.Н.Чеглецов преподавал на курсах специализации по хирургии для хирургов районных больниц Алтайского края. В автобиографии он указывал, что в крае работает более 30 его учеников. В 1950 году Президиум Верховного Совета присвоил А.Н.Чеглецову звание Заслуженного врача РСФСР.

А.Н.Чеглецов вел большую общественную работу: с 1948 года - депутат Барнаульского горсовета, бессменный председатель научного медицинского общества. Александр Николаевич был очень дисциплинированным человеком: «надо» для него было законом. Он и первый заведующий открывшегося 25 ноября 1939 года санпропускника в хирургическом корпусе, и первый заведующий открывшегося в больнице 1 июля 1941 года травмпункта. Может быть, поэтому и согласился на должность главного врача, что ему сказали: «так надо».

С 12 сентября 1950 по 28 февраля 1954 года А.Н.Чеглецов - главный врач городской больницы, но душа его навсегда осталась в практической хирургии, с его больными. Больница в то время входила в больнично-поликлиническое объединение № 1. Поликлиника требовала максимума усилий - осмотры населения на завшивленность, на трахому, желудочно-кишечные заболевания. В крае свирепствовал сыпной тиф. В горздравотделе проводились частые совещания, где каждый главный врач обязан был докладывать обстановку на вверенном ему участке. Вся эта организационная работа отнимала много сил и времени и была не для него – «хирурга от Бога». А тут еще хозяйственные заботы: то уголь закончился (было 3 кочегарки), то нет денег на питание, то сутками не подается вода в корпуса (с водой в то время в Барнауле было очень плохо, подавалась по жесткому графику, и люди с ведрами часами простаивали у колонок). Это все отвлекало его от любимого дела. Нередко поговаривал: «Я бы главным врачам за их нелегкий труд еще при жизни памятники ставил!» В феврале 1954 года, после многократных рапортов об отставке просьба его была удовлетворена, и он всей душой отдался любимому делу.


За короткий период работы А.Н. Чеглецова в должности главного врача над центральным входом в больницу (который тогда был со стороны проспекта им. Ленина) появилась каменная арка с надписью «Городская больница» и каменная сторожка - проходная, в которой разместилась медчасть с архивом. Легла асфальтовая (длиной более 500 метров) дорога от входа, через двор, к хирургическому корпусу и конторе.

Площадь двора была немалая, 7 га. В феврале 1951 года инфекционные корпуса огородили деревянным забором со специальной проходной. Ответственность за работу проходной возлагалась на заведующую 2 инфекционным отделением Елену Викторовну Юдину. Штат проходной увеличен был на 2 единицы дежурными вахтерами. С проходной у работников связано много отрицательных воспоминаний, потому что нововведение создало массу неудобств. Приходилось обходить забор, ждать, когда вахтер откроет проходную. Несколько позже, при главном враче Р.И.Васьковой, со стороны конторы построили калитку, снабдили персонал ключами, и неудобства закончились.

Александр Николаевич Чеглецов вел большую общественную работу, о которой только вскользь упомянул в своей автобиографии: с 1948 года и до конца жизни возглавлял комиссию по здравоохранению, был одним из первых, кто ставил вопрос об открытии мединститута в г. Барнауле, строительстве второго моста через выемку по проспекту Ленина.

Умер Александр Николаевич 30 сентября 1957 года на 52-ом году жизни. Даже в день смерти он оперировал маленького ребенка, хотя его уже беспокоило собственное сердце. Тысячи жителей города Барнаула провожали его в последний путь. В городе царил траур.

Из поколения в поколение передается рассказ о его умелых руках чудотворца и волшебника, даривших людям жизнь, здоровье, счастье; о его добром и чутком сердце, способном в любую минуту дня и ночи откликнуться на чужую беду. Говорят, человек живет в своих добрых делах, а добрые дела Александра Николаевича исчисляются не десятками, не сотнями, а тысячами. В нашей памяти, в народном уважении - его бессмертие. Именем доктора Чеглецова в 1979 году названа одна из улиц нашего города, бывший 3-й заводской проезд, что у клуба завода «Трансмаш». В самом начале улицы установлена мемориальная доска с надписью: «Улица названа в честь А.Н.Чеглецова - заслуженного врача РСФСР». На фасаде старого хирургического корпуса в 1980 году была помещена другая мемориальная доска: «В этой больнице с 1933 г. по 1957 г. трудился А.Н.Чеглецов, Заслуженный врач РСФСР».

Благодарные последователи талантливого врача, его ученики почтили память А.Н. Чеглецова и в день его 100 – летнего юбилея, разместив на фасаде современного корпуса №3 МУЗ «Городская больница №1» мемориальную доску с портретом Александра Николаевича и надписью: «Здесь с 1933 по 1957 годы работал выдающийся хирург города Чеглецов Александр Николаевич».

Об Александре Николаевиче постоянно напоминает врачам старшего поколения его внук Алексей Евгеньевич Власов, внешне похожий на дедушку, работающий в отделении тяжелой сочетанной травмы первой городской больницы.

Городская больница отличалась стабильностью кадров - особенно врачебных. Только фронт или болезнь прерывали трудовую деятельность врачей в горбольнице.

3 мая 1930 года в горбольницу на должность хирурга пришел Михаил Васильевич Борисов, где работал до мобилизации в ряды Красной Армии. В этот же год он назначается врачом экспертной комиссии (по совместительству) с окладом в 50 рублей в месяц. С 18 января 1931 года он назначается на должность врача санитарного обеспечения тылового ополчения, а затем врачом для обслуживания территориального (призывного) сбора. И все это помимо основной должности - ординатора хирургического отделения. Молодой, энергичный и деятельный - не раз назначался главным врачом и помощником по лечебной части при временном отсутствии главного врача больницы. С 10 октября 1937 года по совместительству назначается еще и заведующим городским кабинетом физкультуры. В его обязанности входили оснащение, организация работы и контроль за работой этого кабинета.

3 сентября 1930 года из роддома в горбольницу переведена жена Михаила Васильевича - ординатор гинекологического отделения Валентина Николаевна Борисова-Глазырина. Как и Михаил Васильевич, 22 июня 1941 года мобилизована на фронт. После окончания войны работала в горбольнице заведующей гинекологическим отделением, в конце 1950 года уволилась в связи с выездом из Барнаула.

В 30-е годы врачей в городе не хватало, их перемещали без согласия из поликлиники в поликлинику, обязывали работать на нескольких ставках. Так, В.Н. Борисова вела гинекологический прием в 1, 2, 3 амбулаториях, будучи ординатором гинекологического отделения горбольницы.

Случалось, что из-за нехватки медработников врачей горбольницы направляли на работу в сельскую местность без их согласия. Например, постановлением горкома Медсантруда от 27 ноября 1930 года в сельскую местность на год перевели М.В.Борисова, В.А.Смирнова, И.П.Киркинского с сохранением за ними должностей. Администрации больницы было предложено пригласить на освободившиеся места временных заместителей. Однако приказ вскоре отменили из-за отсутствия хирургов в горбольнице.

Врачей из горбольницы переводили в амбулатории для укрепления последних, но когда наступало критическое положение с врачами в горбольнице, кадровый состав больницы усиливался врачами поликлиник. Так, заведующую центральной поликлиники Нину Григорьевну Баранову с конца 1940 года перевели на заведование терапевтическим отделением горбольницы, а когда в апреле 1941 года она была освобождена от должности в связи с выездом в Литву вместе с мужем, на ее место заведующей терапевтическим отделением горбольницы из поликлиники меланжевого комбината (ныне Октябрьская больница) была переведена терапевт Иванковская.

Говоря о кадровом составе горбольницы 30-х годов, нельзя не упомянуть о следующих врачах: Михаил Григорьевич Пономарев - хирург, пришедший в больницу 17 октября 1936 года, 22 июня 1941 года мобилизован в ряды РККА. Михаил Михайлович Кащенко, хирург - ординатор больницы с 30 октября 1936 года, 22 июня 1941 года мобилизован в РККА; в больницу не вернулся.

22 июля 1936 года приступил к работе в больнице патологоанатом Николай Васильевич Маев, заведовал прозекторской. Работал в горбольнице до 1948 года.

Мария Ивановна Иванцова, работала заведующей гинекологическим отделением горбольницы с 23 июля 1936 года до увольнения в связи с выездом из Барнаула в 1945 году. В 1938 году (пр.№ 40 от 8.05.38 г.) по совместительству выполняла обязанности заведующей раковым пунктом, открытым при 4-ой амбулатории.

1 сентября 1936 года начала врачебную деятельность в больнице Валентина Николаевна Кравцова - ординатор-гинеколог. Уволилась в 1940 году.

С 15 июля 1936 года был переведен в больницу из 1-ой амбулатории терапевт С.И.Никольский. Репрессирован в 1937 году, реабилитирован посмертно в 1962 году. В архиве имеется приказ № 193 от 13.07.62, который гласит: «Родственникам врача Никольского выплатить 2-х месячный оклад по ныне существующим ставкам. Работал заведующим терапевтическим отделением горбольницы и полностью реабилитирован посмертно».

В 1937 году в коллектив влились врачи-гинекологи А.В.Коряковская и Антонина Дмитриевна Поздняк. Обе мобилизованы 24 июня 1941 года в ряды РККА. После войны вернулись в Барнаул, но в горбольнице больше не работали.

В 1938 году горздравом в больницу направлена Е.Г.Станкова, врач-психиатр, заведующая психотделением. 22 июня 1941 года мобилизована.

Врач-инфекционист А.Е.Европейцева принята на работу 20 января 1938 года. Ей была поручена организация дезинфекции в больнице, работа дезокамеры. Мобилизована на фронт 22 июня 1941 года.

24 марта 1938 года приступила к работе терапевт А.И.Солдатенко, мобилизирована 22 июня 1941 года.

С 5 сентября 1938 года по 1940 год проработала в горбольнице хирург М.С.Машковская.

Терапевт Антонина Семеновна Чедранцева поступила в горбольницу 19 сентября 1938 года, в 1950 году перешла в краевую больницу (ул. Пушкина,58) и работала там вплоть до выхода на пенсию в 60-е годы.

С 26 ноября 1938 года начала трудовую деятельность в горбольнице Мария Демьяновна Беленко - одна из первых невропатологов города. Проработав до 13 ноября 1939 года в горбольнице, перешла на работу в Октябрьскую поликлинику, где трудилась до выхода на пенсию в 1978 году.

С конца 1938 года работал в больнице по совместительству Александр Лазаревич Качин, главный врач роддома № 1, главный акушер-гинеколог края в 40-е годы. Трудился в городе до 60-х годов.

Приказом № 123 от 2 февраля 1938 года в горбольницу был переведен ординатором-хирургом Сергей Константинович Веселицкий. С 15 февраля 1939 года по 29 мая 1939 года был главным врачом горбольницы. Пройдя специализацию по нейрохирургии в 1952 году, он стал первым нейрохирургом в крае. Вместе с ним в горбольнице трудилась терапевтом его жена - А.А.Суворова.

В 1940 году пришел врач Н.Ф.Татаринов. Из приказа горздрава №152 от 28 сентября 1940 года: «27.10.40 вновь прибывшего в г. Барнаул врача Николая Федоровича Татаринова назначить хирургом в горбольницу». 24 сентября 1940 года вновь прибывшего врача Любовь Игнатьевну Трушко тоже направили хирургом в горбольницу.

13 ноября 1940 года в больницу принят терапевт Л.А.Оппель, назначенный ответственным за ЛФК; 15 июля 1941 года переведен в поликлинику № 3.

В 1940 году в горбольницу пришла терапевтом Ольга Евдокимовна Берштейн, часто замещавшая заведующих терапевтическим отделением. После окончания войны перешла на работу в МСЧ завода станкостроения.

Добром и благодарностью хочется вспомнить средний и младший медперсонал нашей больницы 20-30 х годов.

Вместе с доктором Н.М.Рудневым операционной медсестрой с 1907 года начала работать Евгения Александровна Гардер, ставшая потом старшей операционной медсестрой. Проработала она в операционной до глубокой старости.

С 20-х годов начала свой трудовой путь Ираида Анатольевна Пиджакова, операционная медсестра, затем многие годы - старшая операционная медсестра 2-го хирургического отделения. Труд медицинских сестер был неоценим в годы войны. Почти все они были мобилизованы на фронт. Оставшимся в тылу высококвалифицированным сестрам приходилось не только работать круглосуточно, без выходных, но и учить молодежь. И.А.Пиджакова за свой огромный вклад в общее дело Победы, первой из горбольницы, в 1949 году получила высшую награду - орден «Ленина». Старшей медсестрой Ираида Анатольевна проработала до 1956 года. Но и позже к ней продолжали обращаться люди, и не только за медицинской помощью, а как к квалифицированной машинистке. Умерла Ираида Анатольевна в 1989 году в доме для инвалидов.

Ветераны больницы до сих пор помнят этих двух душевных женщин, учителей и наставников.

В начале 30-х годов устроилась на работу в больницу операционной медсестрой, фельдшер по образованию, Мария Савельевна Павлинина. Но она была настолько грамотной, профессионально подготовленной, что в 1937-39 годы ей доверяли нести самостоятельные дежурства. Почти в каждом праздничном приказе о поощрении фигурировала ее фамилия. В 40-ом году Мария Савельевна перешла в психотделение на должность старшей медсестры, откуда уволилась по болезни в 1950 году.

5 мая 1934 года в кабинет главного врача больницы вошла молоденькая девушка, выпускница Барнаульского медтехникума. Документов, диплома при себе не было. Призналась, что самовольно уехала с курорта Боровое, куда была направлена по распределению, что работа акушерки ей не по душе, что мечтает быть операционной медсестрой. Сидевший в кабинете главного врача доктор А.Н.Чеглецов заступился за девушку (уж очень ему понравилась ее смелость), и она была временно оформлена операционной медсестрой. Так в горбольницу попала Ксана Георгиевна Авдеенко. Ее документы из Борового вскоре были получены. Ксана Георгиевна была переведена на постоянную работу и оставалась в больнице до 1 сентября 1986 года. Старшая операционная медсестра К.Г.Авдеенко, как и ее наставники Е.А.Гардер, И.А.Пиджакова, воспитала целую плеяду операционных медсестер.

С 1936 по 1965 годы с перерывом на военное лихолетье 1941 -1945 годов (действующий фронт) трудилась в больнице операционная медсестра Антонина Павловна Чернышова. Умерла в 1995 году.

С 1939 по 1975 годы работала в горбольнице хирургическая медсестра Александра Ивановна Храброва, позже перешедшая на работу старшей медицинской сестрой костнотуберкулезного отделения, откуда уволилась, достигнув пенсионного возраста.

С 1941 по 1976 годы трудилась в горбольнице Софья Петровна Галкина, медсестра хирургических отделений. С 1947 по 1957 годы она заведовала аптекой, а с 1957 по 1967 годы была главной медсестрой больницы. Получив пенсионное удостоверение, продолжала работать в медчасти до 1976 года.

С 1942 по 1987 годы медсестрой инфекционных отделений трудилась Валентина Дмитриевна Савина, окончившая Байскую фельдшерско-акушерскую школу. Так же долго проработали в инфекционных отделениях больницы Таисия Ефимовна Шарагина (1942-1986 гг), Елена Давыдовна Сергеева (1944-1986 гг), Нина Ивановна Груздева (1935-1964 гг), Е.Е.Бурлина (1939-1974 гг).

Фаина Михайловна Чурина, 1914 года рождения, с 1936 по 1972 годы проработала больничным парикмахером. Любовь и верность к больнице передала, как эстафету, дочери Людмиле Константиновне Валовой, 1945 года рождения. В 1970 году Людмила поступила в больницу санитаркой, а после окончания курсов медсестер в 1972 году перешла на работу операционной сестрой сначала в гинекологическое отделение, а затем в операционно-перевязочное отделение горбольницы, где и продолжает добросовестно трудится до сегодняшнего времени.

В 30-е годы происходила и реорганизация. Скорая помощь и приемный покой переехали в деревянный барак № 2. Осуществлялось и перепрофилирование коек в зависимости от обстановки с заболеваемостью в городе, согласно приказа горздравотдела от 15 ноября 1929 года: «Во исполнение постановления пленума ОЦК и горсовета об усилении мер борьбы с туберкулезом в городе предложить развернуть при горбольнице специальное отделение для туберкулезных больных и бациллоносителей на 10 кроватей. Ввиду отсутствия кредитов на эти цели предложить свернуть глазные койки. Для обеспечения оперативного лечения глазных больных, выделить 5 кроватей в хирургическом отделении, возложить их обслуживание на доктора Онисимова, согласно его личной просьбе. Предусмотреть врачу, работающему в туберкулезном отделении, ставку в 40 руб.»

7 ноября 1931 года венерическое отделение закрыли, в нем развернули сыпнотифозное отделение. С конца 1931 года развернули дополнительно еще 40 коек для больных сыпным тифом. Была утверждена 50% надбавка к зарплате эпидперсоналу горбольницы. В апреле 1931 года на больницу приказом возложили дополнительную функцию: «Горбольнице поручается обслуживание стационарной помощью допризывников, путем бронирования коечного фонда по договоренности со старшим врачом полка».

До ввода в строй 3-х этажного корпуса в больнице оставался дежурить один врач, независимо от специальности. Дежурства оформлялись специальным приказом. Просуществовала эта форма до 1950 года. Привожу пример приказа: « Дежурный врач обязан делать обходы вечерами и в ночное время, при наличии тяжелых больных оказывать им медпомощь. Помещая тяжелобольных в стационар, немедленно назначать лечение и передавать их медсестрам для выполнения назначений».

Дежурный врач отчитывался следующим образом: «На больничном довольствии состоит больных - 286 чел, ординарных - 211 чел, слабых - 56 чел, оперированных - 10 чел, молочных - 8 чел, поносных - 1 чел. Дежурный врач Синицына».

В 1937 году началось строительство 3-х этажного хирургического корпуса. Ветераны, а работали в больнице до войны почти одни женщины, вспоминают, как они корчевали Дунькину рощу, рубили и пилили деревья, готовя площадку под корпус, вручную копали котлован под фундамент. «Строили» больницу главные врачи В.М.Комиссаров, Л.К.Афанасьев, К.И.Зеров. По документам Бюро технической инвентаризации корпус был пущен в эксплуатацию в 1940 году, но «обживаться» и функционировать стал с августа 1939 года. Хирургический корпус на 75 коек в то время был самым новым типовым проектом больницы. Его фотография помещена в сборнике-перечне типовых проектов медицинских учреждений, изданном в 60-е годы. Фотография запечатлена и в Большой медицинской энциклопедии.

Первым открылось хирургическое отделение с травматологическими койками, заведующим назначен врач А.Н.Чеглецов с окладом 550 руб. в месяц.

В ноябре 1939 года открыт санпропускник в хирургическом корпусе: «Всех поступающих на госпитализацию больных пропускать через пропускник с обязательной санобработкой, оформлением и сдачей вещей больных. Ответственным назначается доктор Чеглецов А.Н.». С 15 июня 1939 года, учитывая вновь открывшееся хирургическое отделение, принимавшее и травматологических больных, отсутствие специализированных кадров средних медработников, горздравотдел назначил доктора Чеглецова заведующим 4-х месячными курсами по подготовке медсестер.

В 1940 году еще одно хирургическое отделение переводится в новый трехэтажный корпус. Заведующий отделением К.И.Зеров назначается еще и главным хирургом больницы.

1 июля 1941 года в больнице открывается травмпункт. Заведующим становится А.Н.Чеглецов с окладом 550 руб. (приказ №76 от 9.06.41 обязывает доктора Чеглецова учет времени по всем его должностям вести раздельно).

С увеличением количества коек вводится 2-й дежурный врач -хирург по неотложной хирургической помощи. Питание дежурных было бесплатным и оформлялось приказами. Например, приказ №231 от 7 ноября 1939 года: «Довольствуются в больнице: дежурный врач, старшая м/с отделения, старшая операционная м/с». Несколько позже (в 1941 году) приказом дополняется список бесплатно питающихся врачей:

- дежурный по больнице,

- дежурный по неотложной хирургической помощи,

- дежурная сестра по неотложной хирургической помощи,

- лица, остающиеся на дежурствах свыше 12 часов для за-

мещения невышедших на работу по тем или иным причинам.

Питание больных до Великой Отечественной войны было 4-разовым:

Завтрак 1-ый - 9 ч. утра

Завтрак 2-ой - 12 ч. дня

Обед - 15 часов

Ужин - 20 часов.

Норма хлеба: столы - 7-10-13 - сухари 400,0

-11-15 - хлеба 600,0

- 1 - сухари 150,0

- 4 - сухари 200,0

Сахар для всех больных вместе с приготовлением блюд - 50 гр.

С началом войны больных перевели на 3-х разовое питание: в 8 , 13 и 18 часов.

Проверка качества приготовленной пищи и организация питания приказом возлагались на дежурного врача: «Проба снимается дежурным врачом. За 30 мин. до раздачи, врач является на кухню без вызова. Без снятия пробы и записи в журнале о допуске пищи, выдача не разрешается. Очередность: психотделение, хирургическое, терапевтическое, инфекционные - последними, во избежание встречи».

Сразу же по окончании войны вернулись к 4-х разовому кормлению больных. Поскольку во время войны существовала карточная система, то больные должны были при госпитализации иметь при себе карточки. Напоминать об этом поступающим больным должны были в санпропускнике.

Главный врач Владимир Семенович Норкин первым из главных врачей ввел административные обходы по графику, с обязательным присутствием ординаторов и старших медсестер. Ввел строгий контроль за отработкой рабочего времени, утвердив приказом часы работы медработников (приказ от 26.12.40). Приказом № 90 от 29.04.40 г. обязывал ежедневно проверять заведующих отделениями «книги жалоб и предложений» и предоставлять их к 10 часам в первый и третий день пятидневки главному врачу. Ввел обязательные обходы заместителя по АХЧ, по графику - 3 раза в неделю. Больных, умерших в отделениях больницы, заставлял вскрывать при обязательном присутствии лечащего врача.

В.С.Норкин считался строгим, но справедливым; много сделавшим для становления и организации работы в горбольнице.

В начале 30-х годов многие городские промышленные предприятия и учреждения создавали в пригородах подсобные хозяйства, позволяющие за счет сельхозпродукции выживать в трудные голодные годы. Подсобное хозяйство имело свой штат из сельского населения, директора, бухгалтера, но подчинялось администрации предприятия, которое обеспечивало хозяйство транспортом (гужевым), сельхозтехникой, а также людской силой, выезжавшей в помощь селянам.

Такое хозяйство было и у горздрава для обеспечения стационаров города сельхозпродуктами. В мае 1937 года горздравотдел передал свое пригородное хозяйство горбольнице. В 1938 году хозяйство расширилось за счет передачи горбольнице (по приказу горздрава) подсобного хозяйства детской больницы №1 «с живым и мертвым инвентарем по балансовой стоимости».

В годы войны больница оказалась в лучших условиях по сравнению с другими стационарами, получая дополнительные продукты из пригородного хозяйства. Видя это, горисполком в апреле 1942 года своим приказом обязал горздравотдел взять на свой баланс и под свое руководство подсобное хозяйство горбольницы, для того, чтобы обеспечивать продуктами сельского хозяйства и другие стационары города (детскую больницу, глазную, туберкулезную, больницу пос. Ильича, роддом №2, стационар малярийной станции). А так же обязал главных врачей лечебных учреждений в период посевных работ весной 1942 года снабдить подсобное хозяйство (теперь уже горздрава) семенами, рабочей силой и гужтранспортом. Приказ этот не был выполнен, урожай 1942 года был «провален». Подсобное хозяйство горздрава было вновь передано горбольнице, и каждое лечебное учреждение было обязано иметь свою продовольственную базу (подсобное хозяйство).

Исполняя решения горисполкома: «О заготовке верхушек и продовольственных клубней картофеля на урожай 1943 г.», горздравотдел запретил стационарным учреждениям производить расходование здорового картофеля без срезов верхушек клубней. Всем был доведен план по заготовке верхушек от продовольственного (здорового) картофеля, не менее 10% от наличия картофеля, ответственность за это нес определенный человек, утвержденный приказом. Таким способом обеспечивали семенами картофеля подсобные хозяйства.

Подсобное хозяйство при горбольнице просуществовало до 1957 года. Решением горисполкома оно было передано молочно-овощному совхозу «Пригородный». За все время существования при горбольнице оно считалось отделением больницы. Партийная организация, местный комитет подсобного хозяйства и больницы были едиными. В каждом приказе подсобное хозяйство упоминалось наравне со всеми отделениями больницы. Работники его, так же как и медики получали благодарности и взыскания.


©2018 Учебные документы
Рады что Вы стали частью нашего образовательного сообщества.

III Двадцатые годы - М. В. Анисимова. Первая городская больница. История летопись. Годы 1897 – 2007. Посвящается ветеранам


III Двадцатые годы.

Развитие специализированной врачебной помощи и расширение горбольницы связано с именем талантливого хирурга и прекрасного организатора Нила Михайловича Руднева, 1877 года рождения, судьба которого похожа на судьбу А.И.Смирнова: был сыном священника, окончил Духовную семинарию в г. Курске, посвятил жизнь медицине.

Нил Михайлович в 1904 году окончил медицинский факультет Томского университета, получил диплом с отличием. Профессор П.И.Тихов оставил его на кафедре госпитальной хирургии. Нил Михайлович участвовал в войне с Японией. С октября 1907 по 1934 годы был бессменным заведующим хирургическим и акушеро-гинекологическим отделением горбольницы, затем передал заведование К.И.Зерову. Нил Михайлович совершенствовал свои знания в 1910-1911-1926 гг. в Москве и Ленинграде. В 1917 году был делегатом съезда врачей Томской губернии, а в 1926, 1927, 1928 годах - делегатом съезда хирургов Москвы и Ленинграда. Им написано 4 научных работы по хирургии.

В июне 1928 года к 10-летию советского здравоохранения доктор Руднев получает Почетный Отзыв Барнаульского окружного исполкома, где говорится, что он « удостоен этой награды за 24-летнюю врачебную деятельность, протекавшую почти все время в этой больнице, где он был единственным хирургом и гинекологом, причем созданием хирургического отделения обязаны ему. Им произведено 20 тысяч операций».

Н.М.Руднев вел большую общественную работу, направленную на улучшение лечебного дела. Он первым в 1910 году поставил вопрос об устройстве заразного отделения при горбольнице. Благодаря его настойчивости, в 1912 году начаты, а к 1914 году выстроены заразные бараки (инфекционная больница) поблизости от хирургического корпуса. Бараки имели постоянную нумерацию, имели свою кухню (пищеблок), свой обслуживающий и административный персонал.

В 1919 году, благодаря настойчивости доктора Руднева, хирургический корпус и заразная больница были объединены. Это дало возможность улучшить специализированную помощь, так как был открыт ряд новых отделений за счет инфекционных бараков.

В 1924 году он добился перевода амбулатории из здания хирургического корпуса в крестьянскую амбулаторию, открытую в начале 1925 года по ул. Никитина, 118. Это было довольно крупное учреждение. Персонал его состоял из заведующего, 7 врачей, 5 фельдшеров (лекпомов) и 6 сиделок. В амбулатории сразу же были организованы приемы: терапевтический, педиатрический, хирургический, глазной, по ЛОР-болезням, гинекологический, а к концу года дополнительно открыты кожновенерологческий, зубной, кабинет медосмотра для торговцев, кабинет массажа.

Нил Михайлович Руднев трудился хирургом в больнице до глубокой старости, осуществляя по 6-7 ночных дежурств в месяц, наравне с молодыми. Дежурства врачей оформлялись ежедневным приказом, и его фамилия прослеживалась в приказах до 12 ноября 1937 года. Из воспоминаний операционной медсестры Раисы Кирилловны Прохожевой, работавшей в больнице с 1936 года, мобилизованной в РККА 22 июня 1941 года: «Только что отметили ему 60-летие со дня рождения и 30-летие его деятельности в горбольнице, как он исчез. На третий день поехал А.Н. Чеглецов на лошади, к нему домой узнать, не болен ли Нил Михайлович, а оказывается, Руднева вместе с женой арестовали. Так и пропал Нил Михайлович». Память людская долговечная. Правдивость рассказа медсестры Прохожевой подтверждается архивным материалом.

В архивных документах горбольницы сохранились два приказа. Приказ №294 от 03.11.37 «В связи с исполнившимся 30-летием непрерывной производственной, научной и общественной работы в Барнаульской больнице врача Н.М.Руднева премировать ценным подарком с надписью: «Доктору Н.М. Рудневу в память непрерывной 30-летней работы от Барнаульской городской больницы». Администрация и местный комитет желает дорогому Нилу Михайловичу еще много лет здоровья и продуктивной работы на пользу нашей Социалистической родины. Гл. врач Зеров, пом. гл. врача, председ. мк. Попова».

Последнее дежурство этого удивительного человека, посвятившего всю свою жизнь хирургии, было 12 ноября 1937 года, на следующий день он был арестован. И в последний раз фамилия его профигурировала в приказе №314 от 24.11.37 «Приказ №294 от 03.11.37 о премировании Руднева отменить. Гл. врач Зеров, помощник гл. врача, председатель местного комитета Попова».

С октября 1921 года главным врачом больницы стал Андрей Петрович Велижанин. По скудным данным госархива складывается впечатление о А.П. Велижанине как о враче принципиальном, деловом, с твердым характером. В Барнаул Андрей Петрович приехал в 1910 году. Это был не только одаренный врач, но и орнитолог, член Географического общества. В конце 1924 года его «сняли».

Имеются в госархиве два интересных документа, характеризующих его как личность. «От 9.04.24 г. Литер «А» - совершенно секретно К-02. Политуправление Алтайского губотдела заведующему Губздравом рекомендует принять меры к заведующему Губбольницей Велижанину А.П. По имеющимся в ГООГПУ сведениям зав. больницей Велижанин по поводу заметки в газете «Красный Алтай» - «Торговцы медикаментов», вместо выяснения наличия преступления и виновников продажи медикаментов, занялся выяснением имен авторов заметки, чем заслужил среди служащих недовольство». Из объяснительной доктора Велижанина становится понятным, что от авторов заметки ему нужно было установить личности, покупавших медикаменты и продававших их, чтоб иметь представление о степени виновности. Но вместо дальнейшего разбора, на него в Комиссию по чистке личного состава препровождается характеристика, и комиссия дает заключение: «Подлежит немедленному увольнению за развал Губбольницы. Преступно-халатное отношение к делу. Черносотец. Исключен из состава «Сантруд» дважды. Вредный элемент. Дело о нем передано Барнаульскому прокурору. Зав. Алтгубздравом Григорьев».

1 августа 1924 года главным врачом Велижаниным был подписан последний документ – «Список работающих». В последующих документах значатся подписи главного врача Онисимова, место которого через две недели после ревизии в июле 1926 года займет доктор Ларин. После увольнения из горбольницы Андрей Петрович Велижанин работал в Центральной детской больнице. В 1937 году репрессирован и погиб.

Протокол № 9 от 01.09.26 г. заседания секции здравоохранения Барнаульского горсовета свидетельствует, что главный врач Ларин делает доклад по поводу ревизии за период работы Онисимова. Его ответы на вопросы членов секции здравоохранения последних удовлетворили, отмечено, что новый главврач за 1,5-месячное руководство успел ближе подойти к нуждам больницы и изучить ее жизнь. Секция обратилась в горсовет с просьбой прибавить средства на питание (в месяц было 6 р.50 коп.) и увеличить ставки младшему персоналу.

На июль 1922 года горбольница имела следующие отделения и строения:

I. Каменный корпус - 2-й этаж - 75 хирургических коек,

1-й этаж - 25 родильных,

1-й этаж – амбулатория ( прием 60 человек в

день)

II. Барак №1 - заразный

Барак №2- заразный

Барак №3 - заразный – (три барака на 88 коек)

Барак N 4 - глазное отд. - на 25 коек,

Барак N 5 - выздоравливающие больные (после тифа),

Барак N 6 - терапевтическое отд. на 60 коек и 10 коек - психоизолятор, организованный в 1920 году со штатом: 4 санитара, 1 фельдшер, 1 врач-психиатр. Здесь же аптека с провизором Чупиным.

Барак N 7 - 2-ое заразное отделение на 115 коек.

Барак N 8 - венерическое отделение на 50 коек.

III. Контора больницы, клуб, два общежития.

IV. На территории горбольницы размещались сапожная мастерская (починка обуви больных и служащих больницы), кузнечно-слесарная мастерская, анатомический музей (мертвецкая) со специальным ледником для трупов, баня, прачечная, кладовые с продуктами и инвентарем больницы, 3 ледника, серная камера (дезокамера), сторожка (жилое помещение для сторожей и надворных рабочих), конюшня и каретная.

В подвале каменного корпуса имелась кочегарка (отопление калориферное), канализация (выгребная яма). Только в 1957 году, после капитального ремонта калориферное отопление заменено на центральное водяное, канализация подключена к центральной городской, увеличена сеть водопровода и подведена горячая вода.

На 1 августа 1924 года в больнице работало 167 человек, из них 8 врачей: главный врач - Андрей Петрович Велижанин, его помощник - Петр Александрович Гайда, заведующий хирургическим отделением - Нил Михайлович Руднев, Иван Михайлович Шуцкий - хирург, Мария Петровна Синицына - инфекционист, Василий Иванович Кучин - инфекционист, Михаил Петрович Митров - инфекционист, Михаил Павлович Киркинский - окулист.

Фельдшеров - 7,

Акушерок - 5,

Медсестер - 24,

Санитарок - 19,

Сиделок - 64 (1 сиделка на 50 больных),

Прочего обслуживающего персонала - 40 человек.

Должность сиделок просуществовала до Великой Отечественной войны. Во главе каждого отделения в 20-е годы стоял заведующий - врач. В каждом бараке был особый надзиратель, который заведовал обслуживающим персоналом, выделял белье, получаемое от кастеляна, наблюдал за раздачей обеда, развешивал больным порции хлеба и сахара.

Продовольственной частью ведал эконом и его помощник, которые получали продукты и выдавали их поварам в общий котел для больных и персонала, живущего при бараках. Из каждого барака получали рапортички за подписью врача: больных, слабых, молочных, служащих, итого.....

Эконом выдавал на две кухни, обслуживающих больницу, продукты согласно нормам губздрава (1-я кухня в кирпичном здании, 2-я - в бараке № 1).

Часть обслуживающего персонала жила на частных квартирах, часть - в больничных бараках. Бесплатное проживание и питание способствовало закреплению кадров, несмотря на низкую зарплату (врач в 1925 году получал 50 рублей в месяц, техперсонал 1-го разряда - 6 руб.50 коп, питание больного в месяц на 1 человека - 6 руб.90 коп.).

В истории больницы отразились все трудности 20-х годов, преследовавшие страну, материальная и финансовая неустроенность, разруха, эпидемии тифа. Тесный контакт с инфекционными больными способствовал внутрибольничным заражениям. Так в госархивах за 1921 год сохранился акт проверки (12.09.21 г.) инфекционных отделений горбольницы представителями от Рабкрина и Алтгубчека в присутствии заведующего барака № 1 врача Кучина, где указывается, что на этот день из 139 больных - 45 человек служебного персонала вместе со старшим врачом т. Агентовым, заражены тифом. Заболевания начинались с первых чисел октября, госпитализировали до 3-х человек обслуживающего персонала в сутки. Один человек из медперсонала - фельдшер Власов, умер. Из 98 человек обслуживающего персонала 45 вышли из строя по болезни. Не хватало белья, посуды, ящиков для белья, грязное хранилось, где попало, даже у надзирателя в комнате, не было выносных ведер, больные в большинстве случаев немытые, так как не было горячей воды. Питание плохое: соленая мелкая рыба, крупа, брюшина. Больные находились без историй болезни и температурных листов, так как не было бумаги, градусников для измерения температуры.

Территория больницы не ограждена, изоляции больных от здоровых не было. В другом акте проверки горбольницы (19.04-26.04.22 г.) указывается на неправильное местонахождение анатомического музея (покойницкой), на самой середине двора, между главным корпусом и бараками, рядом с продуктовыми кладовыми. Летом анатомический музей становился рассадником заразы из-за мух, сначала облеплявших трупы при выносе их раздетыми и без гробов на телеги, затем попадавших на продукты в складах. Кроме того, в мертвецкой было полно крыс, обгладывающих трупы, а затем спокойно проходящих небольшое расстояние в несколько сажен до продуктовых складов.

В судебных (судных ) случаях вскрытие проходило около мертвецкой и производило, конечно, удручающее впечатление на видевших эту картину.

Больница начала 20-х годов была постоянно перегружена. Не хватало средств на питание, на приобретение мягкого и твердого инвентаря, капитальный ремонт. Комиссии и ревизии фиксировали отрицательные моменты, губздрав менял главных врачей, а дополнительных средств не выделялось.

Так, в протоколе №4 от 5.05.26 г. заседания секции здравоохранения Барнаульского горсовета указывается, что больница недостаточно оборудована, не хватает штатов, средств на питание больных мало. Нет пропускной системы, нет приемного покоя, территория больницы слабо освещена, нет отдельной кухни, покойницкая посредине двора, вокруг больницы отсутствует забор, что делает двор проходным. Психоизолятор не приспособлен для содержания в нем психбольных. Одежда после больных не дезинфицируется. Администрация больницы прекрасно видела недочеты и требовала, просила дотаций для их устранения. Только за 1921 год (время эпидемии сыпного тифа) сохранились три ходатайства на выделение средств для переноски анатомического музея.

В 1927 году была подготовлена смета на капитальный ремонт всех отделений на сумму 18,5 тыс. руб. с учетом ограждения больницы, устройства тротуаров, посадки зеленых насаждений (тополей и цветущего кустарника), переноски покойницкой и строительства нового каменного подвала овощехранения с лестницей внутреннего расположения, укладки печей, освещения двора и входов в больничные здания. Однако выполнение всего бюджета по городу за 1-е полугодие составило 56077 руб., а за год на все здравоохранение было выделено ... 10 тыс. руб. О каких 18,5 тыс. руб. и капитальном ремонте можно было мечтать? И все-таки, 22 августа 1928 года президиум горсовета седьмого созыва утвердил часть той большой сметы: переоборудование 7-го барака и исправление калориферных печей в хирургическом корпусе на сумму 3,5 тыс. руб. Ремонт был проведен в том же году.

В 1929 году мертвецкую перевели в небольшой барак № 5, где прежде размещались выздоравливающие после тифа. В таком виде, но уже не вызывавшем недовольств и жалоб (так как все было скрыто от глаз посторонних) морг просуществовал до 1944 года. Только 4 августа 1944 года в донесении «Наркомату государственного контроля РСФСР сообщается (секретно), что больные без санобработки в Краевую больницу (так называлась горбольница) не принимаются. Заканчивается капремонт морга, устройство цементированной коробки подвала для хранения трупов. Пол зацементирован. Перекрытия железобетонные. Окончание работ - к 15 августа 1944 года». Сделано это было в бытность главного врача И.Б.Коган. Потребовалось 37 лет, чтобы горбольница заполучила соответствующий ее статусу морг.

После вывода амбулатории из хирургического корпуса горбольницы в нем в 1925 году разместился пункт скорой помощи. В штате пункта было 3 врача, кучер с каретой и санитар. Кроме того, помощь оказывалась и врачами больницы. Вызовы принимал санитар, он же собирал бригаду. Днем на вызовы выезжал врач из отделений, а ночью - врач скорой, причем больные отделения были также на его попечении. Неотложная помощь оказывалась разъездными врачами амбулаторий. В результате перепутав, когда и кого вызывать, люди оставались либо без помощи, либо помощь сталкивалась у одного больного. Это вызывало массу жалоб.

Для оказания хирургической помощи стационарным больным в ночное время та же карета скорой помощи привозила хирурга и операционную сестру в отделение. После статьи в газете «Красный Алтай» (18 августа 1928 г.) по поводу жалобы на запоздалую помощь больной, находящейся в хирургическом отделении (врач и операционная сестра были привезены скорой помощью поздно), горздравотдел выделил одну штатную врачебную единицу в пункт скорой помощи для круглосуточных дежурств.

Венерическое отделение, расположенное в бараке № 8, было переведено в вендиспансер, осуществлявший до этого только амбулаторную помощь из-за отсутствия площадей, так как часть дома была квартирой главного врача малярийной станции. Последнему была предоставлена квартира поблизости от малярийной станции. Барак №8 (дом-пятистенок) отдали под квартиры хирурга и операционной медсестры, что избавило скорую о необходимости собирать хирургическую бригаду по городу в нерабочее время. Жилой дом просуществовал как квартира для операционной медсестры до сноса его в 1968 году.

Последняя операционной медсестрой, жившей в нем, была глубокая пенсионерка Пиджакова, переселенная в благоустроенную квартиру нового дома.

В архивном фонде Бюро технической инвентаризации имеется документ от 1936 года об отводе земельного участка для строительства 1000 - коечной больницы в квартале 212-213, рядом с прежней больницей. Из 1000-коечного комплекса до войны удалось выстроить только типовой хирургический корпус на 75 коек, расположенный фасадом по ул. Димитрова, 62а. Станцию же скорой помощи из хирургического корпуса перевели во 2-ой инфекционный барак. В 1934 году (по воспоминаниям ветерана больницы Оксаны Георгиевны Авдеенко, поступившей на работу в горбольницу в 1934 году) приемный покой и пункт скорой помощи находились во 2-ом инфекционном отделении с торца здания, с отдельным входом.

К десятилетнему юбилею советского здравоохранения, которое в Барнауле праздновалось с некоторым опозданием - 29.09.28 г., из 10 врачей Алтайского округа, получивших разные поощрения, трое были из горбольницы: Нил Михайлович Руднев, Иван Михайлович Шуцкий и Михаил Павлович Киркинский.

В ответном слове по поводу награждения медработников врач Руднев отмечает большие изменения происшедшие с 1913 по 1922 годы: «Больница за 10 лет превратилась в передовое и самое большое лечебное учреждение округа. Больница имеет кровати с сетками. В сентябре 1928 г. открыт рентген-кабинет в хирургическом корпусе; имеются кварцевая лампа, уретроскоп. Для врачей возможны специальные научные командировки, командировки на съезды врачей, открыты научные общества по специальностям».

Больница на 1927-28 г. имела 185 коек по профилям:

1. Хирургия - 60

2. Терапия - 40

3. Гинекология - 20

4. Инфекционное - 35

5. Глазное - 10

6. Венерическое - 10

7. Психоизолятор - 10 (штат: 1 врач, 1 фельдшер, 4 санитара)

Деятельность «Горбольницы» представлена в таблице, обнаруженной в архиве госфонда за 1927-28 г.



Число коек

Прошло больных

Выпол­не

но к-дней



% ис­поль

зо­вания коек



Сред­ний к-день

умерло

% смерт

К-во опера­ций

Кол-во перевя­зок

185

6414

64849

95,9

10,9

271

4,2

2324

14336
?


iiinternational-323.html

iiinternational-328.html

iiinternational-332.html

iiinternational-337.html

iiinternational-341.html